Сайт anticompromat.org не обновляется со дня смерти его создателя Владимира Прибыловского - 11.01.2016г.

     

 Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Депипаска О.В.

Версии contra
Прщелыга разводится
The Russian industrial leaders index, доклад
Поддельное интервью

Версии pro



Справочные материалы
Олег Дерипаска, неофициальная биография
Ссылки, публикации, аннотации
Владислав Соловьев
Б/д «Просопограф» -
описатель лиц"


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 


Леонид РЕЧИНСКИЙ

ПОДДАВКИ БЕЗ ПРАВИЛ
Дерипаске пора менять адвокатов... и не только

Скоротечность новостной ленты не способствует осмыслению информационных поводов. Между тем, упущенный или плохо прокомментированный документ, сопровождающий нашумевшую новость, порой куда важней самой новости, ибо помогает вникнуть в суть происходящих глобальных процессов.


Когда новостные ленты принесли весть о вердикте судьи Коммерческого суда в Верховном суде Великобритании Кристофера Кларка от 3.07.2008, удовлетворяющем прошение бизнесмена Михаила Черного судиться с Олегом Дерипаской в Лондоне (а не в России или где-либо еще). Большинство репортеров самого приговора увидеть еще не успели, но поспешили лепить заголовки и разбрасываться суждениями, основанными на чужих мнениях. Многие умилялись тому, что не всё обласканному Кремлем миллиардеру масленица, а факт принадлежности к пресловутой «семье» для британской Фемиды является скорее отягчающей уликой, нежели привилегией.


Оппозиционные перья и радио-эфиры возрадовались тому, что наконец-то справедливый суд Соединенного Королевства займется российскими феноменами сомнительного свойства. Ангажированные «государственники» и «патриоты» потщились было поднять шум на тему «какое право они имеют вмешиваться в наши суверенные разборки», но быстро прекратили. Адвокаты и пиарщики Дерипаски оказались в прострации, команда Черного – в эйфории.

Однако сам вердикт судьи Кристофера Кларка, имеющий весомость юридического прецедента для будущего правового статуса в коммерческих и финансовых отношениях с российским бизнесом. Хотя в решении судьи есть немало забавностей даже на чисто тактическом и сугубо поведенческом уровне, в вердикте Кларка есть целый ряд пунктов, заслуживающих внимания потенциальных участников олигархических войн на международном правовом поле и в PR-пространстве. В данном решении большинство из них – в пользу Михаила Черного, но некоторые намекают и на сильные стороны в позиции Олега Дерипаски.

Те немногие, кто осилил шестидесяти-двух-страничный юридический документ, написанный на сложном, архаичном английском, не мог не обратить внимание на явную беспомощность, даже униженность Олега Дерипаски, как минимум, с точки зрения судьи. Те аргументы ответчика, которые им были официально высказаны (надо полагать – после соответствующих консультаций с юридическим сопровождением), не только не убедительны, но и противоречат другим доводам и объяснениям, которые были или могли для пользы дела быть выдвинуты.

Наглядность неэффективности защиты находит отражение в высказывании судьи Кларка (пункт №6) о том, что два соглашения, подписанные (как утверждается) 10 марта 2001 года в одном из престижных лондонских отелей, являлись частями не двух различных сделок, как это утверждали представители Дерипаски, а одной сделки, получившей отражение в двух письменных документах. Согласно первому документу, Дерипаска выразил готовность выплатить Черному $250 миллионов за его долю акций компании «Сибал». Согласно второму, Дерипаска обязался: (а) держать у себя 20% акций компании «Русал», храня их для Черного; (б) продать их в период между 10 марта 2005 года и 10 марта 2007-го; и (в) отдать Черному вырученные за акции деньги за минусом $250 млн. Также было устно договорено, что соглашение может рассматриваться только английским судом по английским законам.

Но если между сторонами или их представителями, как это неоднократно утверждалось представителями главы компании «Русал», существовали какие-то дополнительные договоренности, например заключенные в Лихтенштейне, то указание на них было бы весьма убедительным аргументом против рассматривания дела английским судом. Увы, эти дополнительные договоренности судейскому вниманию так представлены и не были.

Более того, адвокаты Дерипаски не смогли объяснить суду, что Михаил Черной никогда не был в алюминиевой промышленности России, кроме как "крышей" для таких, как Дерипаска. Он никогда не занимал никакой должности, не был владельцем акций. И даже если Черной прав "по понятиям", что уважаемому английскому суду до "понятий"…

Первый критерий получения разрешения на рассмотрение судом экстратерриториального дела (вне места жительства фигурантов) гласит: истец обязан продемонстрировать, что у его иска есть серьезные шансы на успех. По показаниям самого Черного, он всецело доверялся своим партнерам и не вел рутинной документации, а полагался на рукопожатия в стиле бизнеса "по понятиям". Теперь на доверие к партнерам и отсутствие документации он попытается списать любую свою выдумку!

И вот, в пункте 42 Кларк прямо дает понять: раз это дело неприятно рассматривать в любом суде, то пусть английский станет наименьшим из зол. А адвокаты Дерипаски смущенно молчат, вместо того, чтобы педалировать спорность утверждений Черного, заметную хотя бы в пункте 93: «Черной заметил в подписываемых документах отсутствие указания на то, что разногласия подлежат разрешению в Англии по английским законам, однако, торопясь поскорее покончить с соглашением и доверяя Дерипаске, не стал настаивать на включении данного пункта"…

Пункты 47-48 подробно пересказывают историю о том, что в 1995 году в Израиле российскими «гастролерами» была предпринята попытка организовать покушение на Черного. Поэтому, дескать, ни в Израиле, ни в России это дело рассмотрению не подлежит – опасно для жизни Черного. Судье, в принципе, не запрещено цитировать в приговоре этот «баян». Но насколько серьезны адвокаты Дерипаски, позволившие довести дело до такого уровня? Какое отношение к нынешнему положению вещей имеют события двенадцатилетней давности, произошедшие в Израиле и к которым Дерипаска определенно не был никак причастен?

Судья доходит до того, что «отечески» журит адвокатов Дерипаски за нестабильность их же аргументации. Пункт 133: «Я расцениваю действия адвокатов Дерипаски как нечеткие, рассеянные. Их позицию трудно совместить с их же недавним настоятельным утверждением о том, что дополнение №1 было предложением откупиться от Антона Малевского. Если их позиция верна, то она должна была быть неизменной, начиная с 2001 года».

Действительно, адвокаты Дерипаски не удосужились разработать для босса цельную, не содержащую внутренних противоречий «легенду». Дерипаска одновременно отрицает (пункт 9), что он когда-либо являлся партнером в общепринятом коммерческом смысле слова по сделкам с Черным в сфере алюминиевого или любого другого бизнеса, но документы, представленные адвокатами Черного и не опровергнутые (и не поставленные под сомнение) противоположной стороной, доказывают, что Михаил Черной помог Дерипаске создать бизнес, используя свои мощные связи.

Английская «Файнэншл Таймс» сообщает, что адвокаты Черного также представили суду в Англии ряд документов, подтверждающих, что Дерипаска и Черной были равными партнерами, 50-50, в Фонде Радом в Лихтенштейне в 1997 году, где якобы держались активы "Сибала", который служил сердцем бизнес-имеприи Дерипаски.

Это не единственная нестыковка в версии Олега Дерипаски. В пункте 95 своего вердикта судья пишет: «По словам Дерипаски, встрече с Черным в лондонском отеле «Лейнсборо» предшествовала его неприятная встреча в Москве в марте 2001 года с Малевским, в ходе которой Дерипаска якобы заявил, что хочет покончить с рэкетом, которому подвергают его бизнес Малевский и Черной». Итак, Дерипаска (устами своих защитников) признал, что встречался с Антоном Малевским. И это признание фигурирует неоднократно. Пункт 97: «Дополнение №1 на встрече 10 марта 2001 года не обсуждалось; Черному его также не показывали. Речь идет о документе, который Дерипаска составил в Москве в качестве черновика своего предложения Малевскому вскоре после встречи с ним в Москве. Документ послужил базой для дискуссии, состоявшейся несколько дней спустя. У Дерипаски нет понятия, как документ попал в руки Черного. Малевский погиб, прыгая с парашютом в ЮАР в конце 2001 г.»

А что мы читаем в пункте 70? «Создается впечатление, что Дерипаска пытается скрыть любую связь с Малевским от швейцарского правосудия. 17 февраля 2005 года он заявил швейцарскому судье: "Я знаю этого человека (Малевского) только по имени. Я встречал эту фамилию в прессе"». Переходим к пункту 71, в котором вдова Антона Малевского утверждает, что предыдущее заявление Дерипаски абсолютно неверно; в свете ее показаний это, похоже, так и есть.

Вообще, при анализе позиции Дерипаски возникает ощущение, что Малевский приплетен ни к селу ни к городу самим Дерипаской. Пункт 121: «Во-вторых, если Дерипаска никогда не состоял в партнерских отношениях с Черным и никогда не соглашался делать чего-либо в интересах Черного в «Сибале» и «Русале» (поскольку Черной, дескать, таких интересов не имел), то кажется любопытным, почему вдруг Дерипаска решил скрыть/замаскировать настоящее соглашение сторон в форме продажи Черному акций «Сибала». Не менее странно то, что Дерипаска использовал якобы с целью откупиться от Малевского документ, который: (а) ничего не говорит о Малевском и (б) подается как дополнение к соглашению №1, в котором Дерипаска соглашается продать акции, в котором Малевский стороной не является и копию которого он мог никогда не получить».

Небрежность линии защиты заметна и в пункте 122: «Показания Дерипаски касательно Дополнения №1 чересчур скудны. Не представлено им и объяснения того, как и когда Черной мог получить в руки это Дополнение, иначе как на встрече 10 января 2001 года». С другой стороны, в пункте 123 судья не скупится на заслуженную похвалу в адрес истца, представившего (посредством своих адвокатов) целый ворох релевантных документов.

У самого богатого человека России не только адвокаты никудышные, но и советники по работе со СМИ. «Новая газета», «Эхо Москвы», другие СМИ одно за другим печатают пространные материалы о процессе «Черной против Дерипаски». И пусть Дерипаска не обвиняет журналистов в ангажированности: они не виноваты, что истец отвечает на редакционные запросы и терпеливо излагает свои аргументы, а ответчик просто не умеет работать с прессой.

Эйфория в команде Михаила Черного постепенно сменяется недоумением и тревогой. Всемогущий (вчера) Олег Дерипаска сегодня играет в поддавки, а то и просто бежит с поля битвы?! Нет, тут что-то не так. Если Дерипаска решил уйти из большого бизнеса непобежденным, то надо хотя бы достойно отыграть эндшпиль. Или, быть может, Дерипаска затих потому, что готовит большой удар? Нет, затянулась вроде подготовка...

На протяжении ряда лет Дерипаска действительно пользовался в России режимом наибольшего благоприятствования, утратив за это время бдительность и разучившись подбирать себе достойную команду. Те юристы и пиарщики, которые работают под его началом в Москве и которые по мере надобности нанимаются ими же в Великобритании, привыкли работать в условиях российской системы правосудия, которая мало того, что далека от идеала – но и разительно отличается от английской. Загадкой остается, почему люди Дерипаски выбрали в Лондоне именно офис Пола Хаузера, уступающий существенно первоклассной команде юристов Черного. При первом же серьезном испытании команда Дерипаски дрогнула, запаниковала и расписалась в собственной некомпетентности.

22 июля лондонский суд разрешил Олегу Дерипаске подать апелляцию на решение о месте рассмотрения иска Михаила Черного. Российские СМИ поспешили сообщить, что «его адвокатам удалось сделать почти невозможное». Однако, по мнению большинства экспертов, рассмотрение законности рассмотрения спора двух бывших деловых партнеров на территории Велико­британии в апелляционной инстанции поможет лишь оттянуть суда. Особенно если Дерипаске за это время не удастся качественно улучшить состав своей юридической команды, которую пока возглавляет Марина Анатольевна Калдина, умудрившаяся максимально запутать положение алюминиевого короля в британском и израильском судах. Два года назад гендиректор "Базэла" Гульжан Молдажанова привела к тому, что Калдина была смещена со своего поста, но не прошло и года, как ее снова вернули на старую должность.

Сейчас в верхушке "Базового элемента" снова поговаривают об отстранении Калдиной. Именно этого опасаются в команде Черного. Если Дерипаска сумеет найти профессионалов в юридической сфере и в области пиара, то уязвимых точек в позиции Черного достаточно, чтобы не быть спокойными за исход дела.

Рассматириваемое дело имеет немалую важность не только для самих фигурантов. Вопрос о юрисдикции поставлен и в иске Шалвы Чигирского против Романа Абрамовича. Решение должен принять тот же судья Кристофер Кларк. Эксперты отмечали, что у Чигиринского было больше шансов получить лондонскую юрисдикцию, чем у Черного. Интересно, хватит ли у судьи Кларка смелости обязать и Абрамовича отвечать перед лондонским судом. Само дело кажется очевидным: Абрамович прибег к хорошо известной рейдеровской тактике при поддержке властей.

Но нужна честность истинного джентльмена, чтобы обязать судиться в Лондоне двух крупнейших русских олигархов нашего времени.




Источник: Из почты "Антикомпромата"

 


Библиотека не разделяет мнения авторов