Сайт anticompromat.org не обновляется со дня смерти его создателя Владимира Прибыловского - 11.01.2016г.

     

 Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную страницу

ИЗ ИСТОРИИ

Статьи
Кто и как упразднил СССР
Добрый Пиночет
Похожий на генпрокурора

Документы
Письмо 42-х (1993)
Письмо Максимова, Синявского
и Егидеса(1993)

Кто и как голосовал по вопросу
о суверенитете РСФСР от СССР 12 июня 1990


Списки
Алфавитный список нардепов 1990-93 гг.


Биографии


Мемуары

Мемуарное интервью Кардаильского:
часть 1 часть 2 часть 3

мемуар Виктора Милитарева
Б/д «Просопограф»















Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 

© "Мемориал"

[Наталья ГОРБАНЕВСКАЯ (выпускающий редактор)]

[Первый номер Хроники текущих событий]

           ГОД ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ

                   ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ

                             Каждый человек  имеет  право   на
                             свободу  убеждений и на свободное
                             выражение их;  это право включает
                             свободу          беспрепятственно
                             придерживаться своих убеждений  и
                             свободу    искать,   получать   и
                             распространять информацию и  идеи
                             любыми средствами и независимо от
                             государственных границ.

                             ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА,
                             статья 19


                  Выпуск 1. 30 апреля 1968 года

          СОДЕРЖАНИЕ:

                Судебный процесс по делу ГАЛАНСКОВА, ГИНЗБУРГА,
                ЛАШКОВОЙ, ДОБРОВОЛЬСКОГО.  -  
                Отклики общественности на процесс.  - 
                Репрессии к участникам движения протеста.  - 
                Обращение  к  Будапештскому совещанию. - 
                Политзаключенные.   -
                Ленинградский процесс. - 
                Дело Валентина  ПРУССАКОВА.

                   



                             1

     10 декабря 1968 г.  исполнится 20  лет  со  дня  принятия
Генеральной Ассамблеей ООН Декларации прав человека.

                            *****

     10 декабря во всем мире начался Год прав человека.

                            *****

     11 декабря  в Москве должен был начаться судебный процесс
по  делу  ЮРИЯ  ГАЛАНСКОВА,  АЛЕКСАНДРА   ГИНЗБУРГА,   АЛЕКСЕЯ
ДОБРОВОЛЬСКОГО  и ВЕРЫ ЛАШКОВОЙ.  Однако процесс был отложен и
начался только  8  января  1968г.  Всем  четверым  предъявлено
обвинение  по  ст.70  УК  РСФСР  (антисоветская  пропаганда  и
агитация),  а ГАЛАНСКОВУ дополнительно по  ст.88ч.1  УК  РСФСР
(незаконные  валютные  операции).  Все  четверо  арестованы  в
январе 1967г.  и провели в Лефортовской  тюрьме  почти  год  в
нарушение   ст.97  УК  РСФСР,  по  которой  максимальный  срок
содержания под стражей не может превышать девяти месяцев. ЮРИЙ
ГАЛАНСКОВ,  1939г.  рождения,  перед арестом работал рабочим в
Государственном литературном музее и учился  на  втором  курсе
вечернего отделения  Историко-архивного института.  Составил и
выпустил машинописный литературный сборник "Феникс-66".  Стихи
ГАЛАНСКОВА  печатались  в  первом  "Фениксе" (1961г.) и ходили
отдельно в списках.

                            *****

     АЛЕКСАНДР ГИНЗБУРГ,  1936г.   рождения,   также   работал
рабочим  в  Гослитмузее  и  учился  на  первом курсе вечернего
отделения Историко-архивного института.  Составил  сборник  по
делу  СИНЯВСКОГО  и  ДАНИЭЛЯ  (так  называемую "Белую книгу"),
отправленный им в ноябре 1966г.  депутатам  Верховного  Совета
СССР  и в Комитет государственной безопасности при СМ СССР.  В
1960г. привлекался органами КГБ в связи с выпуском поэтических
сборников  "Синтаксис"  (три номера),  а осужден был по ст.196
ч.1 УК РСФСР (подделка документов), получил по этой статье два
года   исправительно-трудовых  лагерей  -  максимальный  срок,
несмотря на незначительность  преступления  (подделка  справки
для сдачи экзамена за товарища) и полное отсутствие  корыстных
мотивов  в  его  действиях.  Отбывал  наказание в лагерях Коми
АССР.

                            *****

     В 1964г.  КГБ  снова  предпринял попытку возбудить против
ГИНЗБУРГА дело    по    ст.70,   инкриминируя   ему   хранение
"антисоветской"  литературы,  но  дело  было   прекращено   за
отсутствием состава преступления.

                            *****

     АЛЕКСЕЙ ДОБРОВОЛЬСКИЙ,    1938г.    рождения,     работал
переплетчиком в Государственном литературном музее,  учился на
первом курсе Московского  института  культуры.  В  1957г.  был
осужден  по  ст.58(10)  УК  РСФСР  (нынешняя  ст.70)  на 6 лет
исправительно-трудовых  работ.  Отбывал  наказание  в   Потьме
Мордовской АССР.  Освобожден из лагеря в 1961г. В 1964г. снова
был      привлечен      к      уголовной      ответственности,
судебно-психиатрической экспертизой  был  признан  невменяемым
(диагноз    -    шизофрения)   и   отправлен   в   специальную
психиатрическую больницу в Ленинграде.  В сборнике "Феникс-66"
опубликована  статья  ДОБРОВОЛЬСКОГО "Взаимоотношения знания и
веры".

                            *****

     ВЕРА ЛАШКОВА,  1945 г.  рождения,  перед арестом работала
машинисткой  в  МГУ  и  училась  на  втором  курсе   Института
культуры.

                            *****

     Судебный процесс продолжался  пять  дней  (8-12  января),
было   допрошено   25   свидетелей,   суду   были  предъявлены
вещественные доказательства,  изъятые  при  обысках  (книги  и
брошюры   НТС   **1,   деньги   и   шапирограф,   найденные  у
ДОБРОВОЛЬСКОГО,  два  экземпляра   сборника   "Феникс"   -   у
ГАЛАНСКОВА и ГИНЗБУРГА,  "Белая книга", выпущенная за границей
в   1967г.   в   марте,   несколько   машинок,   на    которых
перепечатывались материалы "Белой книги" и "Феникса") **2.

--------------------------

**1 Народно-трудовой   союз,   эмигрантская   организация  с
    центром во Франкфурте-на-Майне в ФРГ (ред.).

**2 См. поправки и дополнения в "Хронике" N2, стр. 48-49

                            *****

     Процесс формально был открытым,  но вход на него  был  по
пропускам.  В ноябре 1967г. в Мосгорсуд было направлено письмо
со 116 подписями,  авторы которого,  ссылаясь на  существующую
практику  закрытого  доступа  на  открытые  процессы,  заранее
просили  обеспечить  им  возможность  присутствовать  на  этом
процессе. Ни одному из подписавших письмо такой возможности не
было  предоставлено  -  практика  распределения  пропусков  на
процесс до сих пор остается не совсем ясной.  Известно только,
что кроме большого числа работников КГБ и членов комсомольских
оперотрядов,      немногих      представителей     юридической
общественности (так,  на Московскую  коллегию  адвокатов  было
выдано всего два пропуска), остальная часть публики в основном
получила пропуска в райкомах КПСС.

                            *****

     Ближайшие родственники    (родители,    сестра   и   жена
ГАЛАНСКОВА,  невеста  ГИНЗБУРГА,  мать  ДОБРОВОЛЬСКОГО,   мать
ЛАШКОВОЙ,  а также после дачи свидетельских показаний,  т.е. к
концу  третьего  дня  процесса,  -  мать  ГИНЗБУРГА   и   жена
ДОБРОВОЛЬСКОГО) присутствовали в зале суда.  Сестра ГАЛАНСКОВА
на второй день суда не была допущена в  зал,  после  того  как
вышла  на  несколько  минут  подышать  свежим  воздухом (ЕЛЕНА
ГАЛАНСКОВА   была   беременна),   -   якобы   за   общение   с
недопрошенными свидетелями.

                            *****

     Большое число   людей,   несмотря   на  жестокие  морозы,
собиралось  около  здания  суда,  особенно  к  концу  судебных
заседаний.  Наибольшее  количество  -  человек  100 (не считая
иностранных корреспондентов и огромного количества стукачей) -
собралось в последний день, к объявлению приговора.

                            *****

     Суд (прокурор ТЕРЕХОВ,  судья  МИРОНОВ)  приговорил  ЮРИЯ
ГАЛАНСКОВА  к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в
лагерях строгого  режима,  АЛЕКСАНДРА  ГИНЗБУРГА  - к 5 годам,
АЛЕКСЕЯ ДОБРОВОЛЬСКОГО - к 2 годам, ВЕРУ ЛАШКОВУ - к 1 году.

                            *****

     Адвокаты всех   четырех  осужденных  подали  кассационные
жалобы.  Кассационное разбирательство в Верховном  суде  РСФСР
состоялось   16   апреля   1968г.   (прокурор  ТЕРЕХОВ,  судья
ОСТРОУХОВА). Приговор Мосгорсуда оставлен в силе.

                            *****

     ЛАШКОВА освобождена 17 января 1968г.,  отбыв полный  срок
наказания.  Остальные  трое подсудимых до самого кассационного
суда содержались под  стражей  в  Лефортовской  тюрьме  (таким
образом, ст.97 УК РСФСР продолжала нарушаться).

                            *****

     Московский процесс   вызвал   широкие  отклики  в  кругах
советской общественности. Первым из них было написанное еще во
время  процесса  обращение ЛАРИСЫ БОГОРАЗ и ПАВЛА ЛИТВИНОВА "К
мировой  общественности",  рисующее  атмосферу  беззакония  на
процессе  и вокруг него и требующее публичного осуждения этого
позорного процесса,     наказания    виновных,    освобождения
подсудимых  из-под  стражи  и  повторного  разбирательства   с
соблюдением  всех  правовых норм и в присутствии международных
наблюдателей. После вынесения приговора и окончания процесса в
советские судебные,  государственные и партийные инстанции,  а
также в органы печати (в основном в  ответ  на  появившиеся  в
некоторых   газетах)   был   направлен   ряд   коллективных  и
индивидуальных писем,  к настоящему времени  составляет  около
700 человек.


                             2

     а. ПЕРЕЧЕНЬ   ОСНОВНЫХ   МАТЕРИАЛОВ   СОВЕТСКОЙ   ПРЕССЫ,
ПОСВЯЩЕННЫХ ПРОЦЕССУ

     1. Из зала суда. "Вечерняя Москва", 14 января 68г.

     2. Т.АЛЕКСАНДРОВ, В.КОНСТАНТИНОВ. Затянутые одним поясом.
"Известия", 16 января 68г.

     3. Ф.ОВЧАРЕНКО.  В  лакеях.  "Комсомольская  правда",  18
января 68г.

     4. Без    снисхождения!    (обзор    писем    читателей).
"Комсомольская правда", 28 февраля 68г.

     5. А.ЧАКОВСКИЙ. Ответ читателю, "Литературная газета", 10
марта 68г.


     б. ОПИСАНИЕ ВАЖНЕЙШИХ ПИСЕМ

     1. Письмо  Генеральному  прокурору СССР и в Верховный суд
РСФСР об отсутствии гласности  на  процессе,  о  вмешательстве
органов ГБ в обстановку суда и о том,  не явилось ли обвинение
в связи с НТС прикрытием расправы за легальные,  но  неугодные
КГБ  действия  подсудимых.  Письмо требует пересмотра дела при
новом составе суда, при соблюдении всех норм судопроизводства,
при  полном  обеспечении  гласности,  а  также  привлечения  к
ответственности официальных лиц,  виновных в грубом  нарушении
законности. 80 подписей.

     2. Письмо Генеральному прокурору СССР и в  Верховный  суд
РСФСР с приложением обращения БОГОРАЗ и ЛИТВИНОВА,  к которому
подписавшие полностью присоединяются.  В  письме  говорится  о
фактически  закрытом характере суда,  о тенденциозности суда и
приговора,  об усилении произвола на  политических  процессах.
Письмо   требует   пересмотра  дела  с  соблюдением  подлинной
гласности и всех правовых норм  в  присутствии  представителей
общественности  из  числа  подписавшихся,  а  также  наказания
людей,  виновных  в  организации  процесса   и   дискредитации
советского  законодательства.  224 подписи.  (По первоначально
собранному количеству подписей известно как "письмо 170-ти".)

     3. Письмо  Л.И.БРЕЖНЕМУ,  А.Н.КОСЫГИНУ,   Н.В.ПОДГОРНОМУ,
Генеральному   прокурору   СССР   Р.А.РУДЕНКО   об  отсутствии
гласности во  время  процесса  и  о  туманных,  противоречивых
газетных статьях в "Известиях"  и  "Комсомольской  правде",  о
том,   что   "открытые"   процессы  последних  лет  напоминают
"открытые" процессы 30-х годов. Письмо требует нового гласного
и  объективного  рассмотрения  дела  -  в  интересах  истины и
законности,    в    интересах    престижа    социалистического
государства, во имя справедливости и гуманности. 24 подписи, в
основном членов Союза писателей.

     4. Письмо  десяти ленинградцев в редакции газет "Правда",
"Известия",  "Морнинг стар",  "Юманите" и "Унита",  содержащее
поддержку   обращения   БОГОРАЗ   и   ЛИТВИНОВА  и  требование
пересмотра дела.  Одновременно  письмо  обращает  внимание  на
содержание  в  Ленинграде  в тюрьме без суда около года группы
интеллигентов  и  выражает  опасения  относительно  соблюдения
законности на предстоящем суде над ними.

     5. Письмо   Л.И.БРЕЖНЕВУ,  А.Н.КОСЫГИНУ,  Н.В.ПОДГОРНОМУ,
Председателю Верховного Суда СССР А.Ф.ГОРКИНУ  и  Генеральному
прокурору   СССР   Р.А.РУДЕНКО  о  несправедливости  суда  над
ГИНЗБУРГОМ,   дело   которого   воспринимается   как    прямое
продолжение  суда  над  СИНЯВСКИМ  и  ДАНИЭЛЕМ,  а  приговор и
обвинение  в  связи  с  НТС  -  как  попытка  расправиться   с
составителем  сборника  материалов по их делу.  Письмо требует
немедленного пересмотра дела. 120 подписей.

     6. Письмо Генеральному прокурору СССР и в  Верховный  суд
РСФСР от группы научных работников,  инженеров,  аспирантов из
Новосибирска.  Письмо выражает  тревогу  по  поводу  нарушения
принципа гласности и требует отмены приговора, пересмотра дела
и привлечения к ответственности виновников нарушения гласности
и законности. 46 подписей.

     7. Письмо Л.И.БРЕЖНЕВУ,  А.Н.КОСЫГИНУ,  Н.В.ПОДГОРНОМУ от
группы украинских интеллигентов и рабочих. В письме осуждается
практика нарушений законности и гласности. 139 подписей.

     8. Письмо  родственников  и  друзей  подсудимых  главному
редактору и в партком газеты "Комсомольская правда" о лживости
статьи   Ф.ОВЧАРЕНКО   "В   лакеях"  с  требованием  открытого
обсуждения  статьи  в  редакции  и  в  Союзе  журналистов.  29
подписей.

     9. Открытое   письмо  в  редакцию  газеты  "Комсомольская
правда" О.ТИМОФЕЕВОЙ (жены ГАЛАНСКОВА), подробно опровергающее
лживую информацию Ф.ОВЧАРЕНКО.

     10. Письмо     Л.И.ГИНЗБУРГ    (матери    ГИНЗБУРГА)    в
"Комсомольскую правду" о клевете автора статьи "В  лакеях"  на
А.ГИНЗБУРГА с требованием проверки и опровержения статьи.

     11. Письмо десяти друзей и знакомых А.  ГИНЗБУРГА главным
редакторам газет "Правда", "Известия" и "Комсомольская правда"
с опровержением статей в "Известиях" и "Комсомольской правде".

     12. Письмо 13  свидетелей,  выступавших  на  процессе,  о
нарушении   ст.283  УПК  РСФСР,  которая  требует  присутствия
свидетелей в зале заседания до конца судебного следствия, в то
время  как  судья  и "комендант суда" грубо удаляли свидетелей
сразу после дачи  показаний.  Письмо  адресовано  председателю
Мосгорсуда, председателю  Верховного Суда РСФСР,  председателю
Верховного Суда СССР, прокурору РСФСР и Генеральному прокурору
СССР.

     13-14. Письмо Л.И.БРЕЖНЕВУ,  А.Ф.  ГОРКИНУ, Р.А.РУДЕНКО и
президенту  АМН  СССР  БЛОХИНУ,  написанное Э.М.ГРИГОРЕНКО,  в
котором  она  протестует  против  отклонения  вызова  на   суд
свидетелем  ее  мужа  П.Г.ГРИГОРЕНКО,  которое  мотивировалось
фальшивой справкой о  его  психической  невменяемости.  Письмо
самого  П.Г.ГРИГОРЕНКО  в  Верховный  суд  РСФСР  с изложением
показаний,  которые он не смог дать  на  суде,  и  содержанием
которых было происхождение денег, найденных у ДОБРОВОЛЬСКОГО.

                            *****

     Здесь перечислены   письма   с   наибольшим   количеством
подписей и письма людей,  наиболее близких к суду и подсудимых
и   наиболее   осведомленных   в  существе  дела.  Кроме  них,
существует большое количество  индивидуальных  и  коллективных
(до 8 подписей) писем-протестов.

     В качестве    наиболее   содержательных   можно   назвать
обращение И.ГАБАЯ, Ю.КИМА, П.ЯКИРА "К деятелям науки, культуры
и  искусства",  в  котором политические процессы последних лет
ставятся в прямую связь с другими явлениями  ресталинизации  в
нашей  стране,  заявление  председателю  Верховного суда РСФСР
А.Э.ЛЕВИТИНА  (КРАСНОВА),  выступавшего  свидетелем  на   этом
процессе и на процессе БУКОВСКОГО. Он указывает на ограничение
свободы слова и совести как на причину действий  ГАЛАНСКОВА  и
ГИНЗБУРГА  и требует освободить обоих молодых людей;  письмо в
ЦК КПСС председателя  колхоза  "Яуна  Гварде"  Латвийской  ССР
члена  КПСС  И.А.ЯХИМОВИЧА об огромном вреде подобных судебных
процессов и  преследования  инакомыслящих  для  нашей  страны;
письмо  члена  КПСС,  члена  Союза  писателей  Л.З.КОПЕЛЕВА  в
Секретариат ЦК КПСС о  том,  что  прошедший  процесс  -  новая
попытка      "укрепить"      идеологическую      борьбу      и
политико-воспитательную работу репрессиями,  что наносит  вред
нашей   культуре,   престижу   и,   в   конце   концов,  самой
государственной  безопасности.  КОПЕЛЕВ  требует  пересмотреть
враждебные решения, отстранить от работы лиц, ответственных за
эти   процессы,   предать   гласности   материалы   процессов,
отстранить    ведомства    охраны    общественного    порядка,
госбезопасности,  прокуратуру  и  суд   от   вмешательства   в
культурную  жизнь;  письмо  В.М.ВОРОНИНА  из Арзамаса главному
редактору   газеты   "Известия"    о    безнравственности    и
бездоказательности статьи Т.АЛЕКСАНДРОВА и В.КОНСТАНТИНОВА, об
искажении в ней одних фактов  и  замалчивании  других;  письмо
переводчика А.ЯКОБСОНА,  который доказывает лживость статей "В
лакеях" и "Затянутые одним  поясом",  не  имея  дополнительной
информации, а только детально анализируя их собственный текст;
письмо  инженера-математика Л.ПЛЮЩА из Киева в редакцию газеты
"Комсомольская правда",  в котором  он  объясняет,  почему  он
верит "самиздатовским"  документам,  а не официозным статьям о
процессе.

     Ни на одно из писем не последовало ответа.


                             3

     Неслыханный размах  движения  протеста  вызвал  ряд   мер
репрессионного характера.

                            *****

     В начале февраля 1968 года Л.И.ГИНЗБУРГ, ИРИНА ЖОЛКОВСКАЯ
(невеста А.ГИНЗБУРГА) и ОЛЬГА  ТИМОФЕЕВА  (жена  Ю.ГАЛАНСКОВА)
были  вызваны  в  Прокуратуру г.Москвы (так как по закону явка
обязательна при вызове свидетеля,  а повестки не указывали  ни
цели  вызова,  ни последствий неявки,  О.ТИМОФЕЕВА на вызов не
явилась).  С  Л.И.ГИНЗБУРГ  и  И.ЖОЛКОВСКОЙ   была   проведена
"профилактическая беседа" о том,  что они якобы распространяют
ложные сведения о процессе.  В  конце  беседы  была  высказана
угроза применения статьи 190-1 УК РСФСР.

                            *****

     Вслед за этим для подобных же  "профилактических  бесед",
но   уже   в   КГБ  были  вызваны  Л.БОГОРАЗ,  П.Г.ГРИГОРЕНКО,
П.ЛИТВИНОВ,  П.ЯКИР (ЛИТВИНОВ не явился ни по первому,  ни  по
повторному  вызову,  после  чего  уже  в  марте  был  вызван в
Прокуратуру г.Москвы). Содержание бесед было однозначным: всех
вызванных  предупреждали  о  том,  чтобы  они прекратили "свою
антиобщественную    деятельность".    ПЕТРУ    ЯКИРУ,     сыну
расстрелянного в 1937г. командарма ИОНЫ ЯКИРА, заявили: "Не вы
духовный наследник вашего отца! Мы - его духовные наследники".
ЛАРИСЕ  БОГОРАЗ,   которая   сказала,   что   она   не   будет
разговаривать,  пока  ей  не  дадут сделать заявление о грубых
беззаконных преследованиях    по    отношению    к     бывшему
политзаключенному   АНАТОЛИЮ   МАРЧЕНКО,   сказали,   что  это
заявление  -  еще   одно   проявление   ее   "антиобщественной
деятельности".   П.Г.ГРИГОРЕНКО   изложил  проведенную  с  ним
длинную,  полную угроз беседу в письме на имя председателя КГБ
Ю.В.АНДРОПОВА - на это письмо он тоже не получил ответа.

                            *****

     14-15 февраля   двое  из  активных  участников  протестов
кандидат  физико-математических  наук  АЛЕКСАНДР   ВОЛЬПИН   и
переводчик     НАТАЛЬЯ     ГОРБАНЕВСКАЯ    были    подвергнуты
принудительной госпитализации в психиатрическую больницу.

     Н.ГОРБАНЕВСКАЯ, без  предупреждения  и без ведома родных,
15 февраля была перевезена из 27-го роддома, где она лежала на
сохранении беременности, в 27-е отделение больницы им.Кащенко.
Решение о переводе было принято с участием дежурного психиатра
Тимирязевского  района,  а  основанием  перевода  были названы
просьбы  больной  о  выписке.  23  февраля  ГОРБАНЕВСКАЯ  была
выписана  из больницы им.Кащенко,  так как психиатры признали,
что она не нуждается в лечении.

     А.С.ВОЛЬПИН был взят 14 февраля из дома с помощью милиции
при участии дежурного психиатра Ленинградского района АЛЬБЕРТА
МАТЮКОВА. Основанием было названо то, что ВОЛЬПИН давно не был
в психодиспансере,  где он состоит на  учете  (и  куда  он  за
предыдущие 4 года ни разу не был вызван). Он был помещен в 3-е
отделение больницы им.Кащенко, где подвергся грубому обращению
со стороны  зав.  отделением А.А.КАЗАРНОВСКОЙ и лечащего врача
ЛЕОНА ХРИСТОФОРОВИЧА (не назвавшего своей фамилии). 16 февраля
по  распоряжению,  подписанному  главным  психиатром  г.Москвы
И.К.ЯНУШЕВСКИМ,  ВОЛЬПИН был переведен в больницу  N5  на  ст.
Столбовая  в  70  км  от Москвы (в этой больнице,  в основном,
находятся хроники,  а  также  направленные  на  принудительное
лечение   мелкие   уголовники).   Обращение   его   родных   к
И.К.ЯНУШЕВСКОМУ осталось без ответа.  Только после обращения к
министру   здравоохранения   СССР   академику  Б.В.ПЕТРОВСКОМУ
сначала академиков А.Н.КОЛМОГОРОВА и П.С.АЛЕКСАНДРОВА, а затем
еще    99   ученых   (в   том   числе   крупнейших   советских
математиков -  академиков,  профессоров,  лауреатов  Ленинской
премии)   положение  ВОЛЬПИНА  было  несколько  улучшено  -  в
настоящее время он снова в больнице им.  Кащенко,  но  в  32-м
отделении, более спокойном, чем 3-е.

                            *****

     Единственным официальным  основанием  подобных   действий
может   являться   инструкция   "О  неотложной  госпитализации
психически  больных,  представляющих  общественную  опасность"
(сб.  "Законодательство по здравоохранению",  т.6,  М., 1963).
Но,  во-первых, только официальным, а не законным, так как сам
факт насильственной госпитализации противоречит ст.ст.58-60 УК
РСФСР,  по которым принудительные меры медицинского  характера
назначаются   судом.   Госпитализация   же  людей  в  качестве
"общественно-опасных" прямо  противоречит  основному  принципу
законности   -   принципу  презумпции  невиновности,  так  как
социально опасным признается лицо,  совершившее  преступление,
что может быть установлено только приговором суда.  Во-вторых,
и  эта  достаточно  жестокая  и  незаконная  инструкция  грубо
нарушалась.   По  прибытии  в  больницу  в  течение  24  часов
направленного должна осмотреть комиссия из трех человек,  чего
не  было  ни в случае ВОЛЬПИНА,  ни в случае ГОРБАНЕВСКОЙ.  Не
были извещены  родные,  что  тоже  обязательно  по инструкции.
Наконец,  комиссия,  назначенная  после   писем   математиков,
установила только,  что ВОЛЬПИН нуждается в лечении и частично
улучшила ему условия содержания в больнице.  По инструкции  же
комиссия  и так обязана осматривать больного раз в месяц и при
этом давать заключение не о том,  болен ли он вообще, а в том,
продолжает  ли  его  заболевание  носить  "общественно-опасный
характер",  -  если  нет,  больного  выписывают  на  попечение
родных.  Очередная  комиссия,  состоявшаяся  17 апреля,  также
заявила  о  том,  что  ВОЛЬПИНУ  еще   месяца   полтора   надо
"полечиться".

                            *****

     Следующая, пока что  наиболее  широкая  волна  репрессий,
коснулась  членов партии,  подписавших те или иные письма.  Во
все  райкомы  партии  г.Москвы  были  направлены   копии   или
фотокопии   писем   (в  том  числе  и  таких,  авторы  которых
адресовались в  суд  и  прокуратуру,не  направляя  даже  копии
письма  в  ЦК  КПСС).  По  спискам подписей райкомы выискивали
"своих" членов партии.  Мера почти ко всем применялась одна  и
та  же  -  исключение  из  партии,  вне зависимости от решения
первичной организации и от  того,  рассматривалось  ли  вообще
дело   на   собрании   парторганизации.  Исключены  из  партии
следующие люди:

     1. ЛЮДМИЛА   АЛЕКСЕЕВА,  редактор  издательства  "Наука".
Подписала письмо 80-ти.  По  рекомендации  райкома  уволена  с
работы.

     2. ЛЮДМИЛА БЕЛОВА,  кандидат философских наук,  участница
Великой  Отечественной войны,  орденоносец,  научный сотрудник
Института истории искусств, подписала письмо 80-ти.

     3. БОРИС БИРГЕР,  художник,  член МОСХ,  подписал  письмо
24-х ("писательское").

     4. ПИАМА ГАЙДЕНКО,  кандидат  философских  наук,  научный
сотрудник    Института   международного   рабочего   движения,
подписала письмо 80-ти.

     5. АЛЕКСАНДР ОГУРЦОВ,  кандидат философских наук, научный
сотрудник Института международного рабочего движения, подписал
письмо 80-ти.

     6. ЛЕОНИД ПАЖИТНОВ,  кандидат философских  наук,  научный
сотрудник  Института истории искусств,  подписал письмо 80-ти.
По рекомендации райкома уволен с работы.

     7. ВАЛЕНТИН НЕПОМНЯЩИЙ,  критик,  член Союза журналистов,
зав.отделом   советской   литературы   в   журнале    "Вопросы
литературы",  подписал "писательское" письмо. Снят с должности
зав.отделом.

     8. В.М.РОДИОНОВ,  доктор  биологических  наук   (Институт
биомедхимии), подписал письмо 120-ти.

     9. ФЕДОТ   СУЧКОВ,  критик,  член  Союза  писателей,  был
репрессирован в сталинские  времена,  подписал  "писательское"
письмо.

     10. МОИСЕЙ   ТУЛЬЧИНСКИЙ,   кандидат  исторических  наук,
участник Великой Отечественной войны,  орденоносец,  сотрудник
издательства "Наука", подписал письмо 120-ти.

     11. ИСААК   ФИЛЬШТИНСКИЙ,   кандидат  исторических  наук,
старший  научный  сотрудник  Института   народов   Азии,   был
репрессирован  в  сталинские  времена,  вместе  со своей женой
написал  письмо,  адресованное  А.Н.КОСЫГИНУ,  с  просьбой   о
гуманном пересмотре дела.

     12. СЕРГЕЙ   ФОМИН,  доктор  физико-математических  наук,
профессор МГУ,  подписал письмо 99-ти  математиков  по  поводу
ВОЛЬПИНА.

     13. АРОН  ХАНУКОВ,  главный   инженер   домостроительного
завода,  подписал  письмо 10 друзей ГИНЗБУРГА в "Комсомольскую
правду". Снят с должности главного инженера.

     14. БОРИС  ШРАГИН,  кандидат  философских  наук,  научный
сотрудник Института истории искусств,  подписал письмо 80-ти и
поставил свой адрес в качестве  отправителя  этого  письма,  а
также  подписал  обращение  к  Будапештскому  консультативному
совещанию  (об  этом   обращении   речь   будет   позже).   По
рекомендации райкома уволен с работы.

     15. ГРИГОРИЙ ЯБЛОНСКИЙ, химик (Новосибирск).

     16. ИВАН  ЯХИМОВИЧ,  председатель  колхоза  "Яуна Гварде"
Краславского района Латвийской ССР.  Написал письмо в ЦК КПСС.
Снят с должности председателя колхоза.

     17. ВАЛЕРИЙ ПАВЛИНЧУК,  физик (Обнинск),  подписал письмо
170-ти. Лишен допуска и волен "по сокращению штатов".

                            *****

     Одновременно с  тем  как  начали  исключать   из   партии
участников  кампании  протестов,  был  исключен  из  партии  и
адвокат   Б.А.ЗОЛОТУХИН,   защитник   А.ГИНЗБУРГА,    -    "за
непартийную,  несоветскую линию защиты". В своей защитительной
речи адвокат убедительно опроверг все  доводы  обвинения  и  -
впервые  за  многолетнюю  практику  политических  процессов  -
потребовал  полного  оправдания  своего  подзащитного.   После
исключения  из  партии  Б.А.ЗОЛОТУХИН  снят  с  должности зав.
юридической консультацией.

                            *****

     Одновременно с этой "чисткой" из партии,  уже  по  другим
поводам,  было  исключено  еще  два  человека:  ЮРИЙ  КАРЯКИН,
философ,  литературовед - за антисталинистское выступление  на
вечере памяти АНДРЕЯ ПЛАТОНОВА;  ГРИГОРИЙ СВИРСКИЙ,  писатель,
член  Союза  писателей,  за  речь   на   собрании   Московской
писательской  парторганизации,  посвященную угрозе возрождения
сталинизма и проблеме цензуры.

                            *****

     Все исключения сопровождались нарушениями  Устава  партии
(вплоть до того, что некоторых исключили заочно).

                            *****

     Со многими   людьми   (нечленами   партии),  подписавшими
различные письма,  проведены "беседы" по месту работы, нередко
с предложениями уволиться "по собственному желанию". Некоторые
лишены уже намеченных заграничных командировок.  В редакциях и
издательствах  появились новые списки "нежелательных" авторов.
Отклонены некоторые рукописи, уже намеченные к публикации.

                            *****

     Уволены с работы  учителя  ЮРИЙ  АЙХЕНВАЛЬД  и  его  жена
ВАЛЕРИЯ  ГЕРЛИН,  подписавшие  письмо 170-ти (оба в сталинские
времена были репрессированы).

                            *****

     Уволен из Института народов  Азии  кандидат  исторических
наук ЮРИЙ ГЛАЗОВ, подписавший письмо 80-ти, 170-ти и обращение
к Будапештскому  совещанию.  Уволены  "по  сокращению  штатов"
редакторы издательства "Искусство" АЛЕКСАНДР МОРОЗОВ и ДМИТРИЙ
МУРАВЬЕВ (письмо 120-ти),  младший научный сотрудник Института
теоретической  и экспериментальной физики ИРИНА КРИСТИ (письма
170-ти и  99-ти)  и  зав.  лабораторией  того   же   института
АЛЕКСАНДР КРОНРОД,  доктор  физико-математических наук (письмо
99-ти). Исключен из комсомола редактор издательства "Советская
энциклопедия"  СЕРГЕЙ  ВОРОБЬЕВ,  выразивший  на собрании свое
недовольство методами обсуждения:  осуждают людей, подписавших
письма, а писем этих никто из присутствовавших не читал.


                             4

     24 февраля  1968г.  Будапештскому совещанию коммунистов и
рабочих  партий  было  направлено  обращение,  текст  которого
приводим полностью.

   ПРЕЗИДИУМУ КОНСУЛЬТАТИВНОГО СОВЕЩАНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКИХ
                     ПАРТИЙ В БУДАПЕШТЕ

          В последние  годы  в  нашей  стране   проведен   ряд
     политических  процессов.  Суть этих процессов в том,  что
     людей в нарушение основных  гражданских  прав  судили  за
     убеждения.  Именно поэтому процессы происходили с грубыми
     нарушениями законности,  главное из которых -  отсутствие
     гласности.

          Общественность больше  не желает мириться с подобным
     беззаконием,  и  это  вызвало  возмущение   и   протесты,
     нарастающие от процесса к процессу. В различные судебные,
     правительственные и партийные органы,  вплоть до ЦК КПСС,
     было  отправлено  множество индивидуальных и коллективных
     писем.  Письма остались  без  ответа.  Ответом  тем,  кто
     наиболее  активно протестовал,  были увольнения с работы,
     вызовы  в  КГБ  с  угрозой  ареста,  и   наконец,   самая
     возмутительная форма расправы - насильственное заключение
     в психиатрическую больницу. Эти незаконные и антигуманные
     действия   не   могут   принести   никаких  положительных
     результатов - они,  наоборот,  нагнетают напряженность  и
     порождают новое возмущение.

          Мы считаем своим долгом указать на то, что в лагерях
     и тюрьмах находятся несколько тысяч  политзаключенных,  о
     которых   почти   никто   не   знает.  Они  содержатся  в
     бесчеловечных   условиях   принудительного   труда,    на
     полуголодном  пайке,  отданные на произвол администрации.
     Отбыв срок,  они  подвергаются  внесудебным,  а  часто  и
     противозаконным  преследованиям:  ограничениям  в  выборе
     места  жительства,  административному  надзору,   который
     ставит свободного человека в положение ссыльного.

          Обращаем ваше  внимание также на факты дискриминации
     малых наций и политическое преследование людей, борющихся
     за национальное равноправие, особенно ярко проявившееся в
     вопросе о крымских татарах.

          Мы знаем,  что многие коммунисты зарубежных стран  и
     нашей   страны  неоднократно  выражали  сове  неодобрение
     политическим  репрессиям   последних   лет.   Мы   просим
     участников консультативной встречи взвесить ту опасность,
     которую порождает попрание прав человека в нашей стране.

     Обращение подписали:

     1. АЛЕКСЕЙ КОСТЕРИН,  писатель,  Москва, М.Грузинская 31,
кв.70.

     2. ЛАРИСА  БОГОРАЗ,  филолог,  Москва,  В-261   Ленинский
проспект 85, кв.3.

     3. ПАВЕЛ   ЛИТВИНОВ,  физик,  Москва,  К-1,  ул.  Алексея
Толстого 8, кв. 78.

     4. ЗАМПИРА   АСАНОВА,   врач,   Янги-Курган,   Ферганская
область.

     5. ПЕТР ЯКИР,  историк,  Москва,  Ж-280, Автозаводская 5,
кв. 75.

     6. ВИКТОР КРАСИН,  экономист, Москва, Беломорская ул. 24,
кв.25.

     7. ИЛЬЯ ГАБАЙ, учитель, Москва, А-55, Ново-Лесная ул. 18,
кор.2, кв.83.

     8. БОРИС ШРАГИН,  философ,  Москва, Г-117, Погодинка 2/3,
кв.91.

     9. ЛЕВИТИН-КРАСНОВ,  церковный писатель,  Москва,  Ж-377,
3-я Ново-Кузьминская ул. 23.

     10. ЮЛИЙ КИМ,  учитель, Москва, Ж-377, Рязанский проспект
73, кв.90.

     11. ЮРИЙ   ГЛАЗОВ,  лингвист,  Москва,  В-421,  Ленинский
проспект 101/164, кв.4.

     12. ПЕТР    ГРИГОРЕНКО,     инженер-строитель,     бывший
генерал-майор,  Москва,  Г-21, Комсомольский проспект 14/1,кв.
96.


                              5

     Политзаключенные.

     1. На 17 лагпункте мордовских лагерей (Мордовская АССР,
ст.Потьма,  п/о  Озерный,  п/я  385-17а) в феврале проходила
голодовка.  В ней участвовали шесть человек:  ЮЛИЙ  ДАНИЭЛЬ,
БОРИС  ЗДОРОВЕЦ,  ВИКТОР  КАЛНЫНЬШ,  СЕРГЕЙ МОШКОВ,  ВАЛЕРИЙ
РОНКИН,  ЮРИЙ ШУХЕВИЧ.  На восьмой-десятый  день  голодающим
стали  вводить  искусственное  питание.  После  десяти  дней
голодовка   была   прекращена.   В   ее   результате    были
удовлетворены некоторые требования политзаключенных:  теперь
администрация не имеет права  лишать  свидания  без  санкции
прокурора,  изъятия  бумаг  отныне  также  будут происходить
только с санкции прокурора  и  с  обязательным  составлением
акта.   Следует   помнить,   что   раньше   не   только   не
удовлетворялись какие ба то ни было  требования  голодающих,
но   и   сам   факт  голодовки  нередко  рассматривался  как
"нарушение режима" и мог послужить основанием для  помещения
в карцер, БУР или Владимирскую тюрьму.

     2. АНДРЕЮ СИНЯВСКОМУ (Мордовская АССР,  ст.  Потьма,  п/о
Явас,  п/я  385-11)  недавно  предлагали  написать  просьбу  о
помиловании. СИНЯВСКИЙ отказался*.

_______________________
* См.исправление в "Хронике" N2, стр. 49.

     3. В  феврале  бывший  политзаключенный  ЛЕОНИД   РЕНДЕЛЬ
(ст.58-10,  дело КРАСНОПЕВЦЕВА и др., суть дела - "нелегальный
марксистский кружок", срок 10 лет, отбыл наказания полностью в
мордовских лагерях, освобожден 30 августа 1967г.), проживающий
в настоящее время в  поселке  Ново-Мелково  Калининской  обл.,
поставлен  под  административный надзор.  Основанием для этого
послужила рекомендация лагерной  администрации  поставить  его
под  надзор  "за неоднократное нарушение лагерного режима и за
сохранение антисоветских убеждений"  (нарушения  выражались  в
протестах  против  произвола  лагерной администрации).  Надзор
введен на шесть месяцев и может продлеваться до трех  лет.  По
постановлению  о  надзоре  ему  запрещено покидать поселок без
разрешения милиции (когда же он обратился за разрешением,  ему
отказали)  и  предписано два раза в месяц отмечаться в местном
отделении милиции.


                              6

     С 14 марта по 5 апреля в Ленинграде в  Ленгорсуде  судили
17 ленинградских  интеллигентов.   В   процессе   участвовали:
прокурор ГУСЕВ, судья ИСАКОВА (зам. председателя Ленгорсуда).

     Всем обвиняемым были предъявлены статьи 70 и 72 УК РСФСР.
Суть обвинения - участие во Всероссийском  социал-христианском
союзе освобождения народа.

     КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ПРОГРАММЫ СОЮЗА

     Установление демократического  строя.  Глава  государства
избирается   всенародно,  подотчетен  парламенту.  Контрольный
орган -  Собор  (представители  духовенства)  обладает  правом
"вето" по отношению к главе государства и парламенту.  Земля -
собственность государства,  сдается в надел частным лицам  или
коллективам  (эксплуатация запрещена),  наемный труд только на
паритетных началах.  Предприятия - большинство в собственности
рабочих коллективов,  главные отрасли - транспорт, электроника
и  т.п.  -  государственные.  Основной  принцип  экономики   -
персонализм.

     УСТАВ СОЮЗА

     Строгая конспирация с делением на "тройки",  каждый знает
своего старшего по тройке и  второго  ее  члена.  Кроме  того,
каждый вербует   новых   членов,  создает  новую  тройку,  где
становится старшим. Главу организации члены ее не знают - если
нужно, обращаются к нему письменно через старшего по тройке.

     Организация практически занимается только:  1)  вербовкой
новых  членов  и  2)  распространением литературы (при обысках
изымались книги и копии книг ДЖИЛАСА,  БЕРДЯЕВА, ВЛ.СОЛОВЬЕВА,
РАУХА  "История  Советской  России",  ТИБОРА  МЕРАИ  "13 дней,
которые  потрясли  Кремль"  -   о   Венгрии   56г.,   ГОРЬКОГО
"Несвоевременные  мысли"  и  т.д.,  в  том  числе даже "Крутой
маршрут" ГИНЗБУРГ).

     Организация сформировалась  примерно в 1964г.  К середине
65г. в ней было около десяти членов. В это время ленинградское
УКГБ  уже  знало  о  ее  существовании,  но  не  пресекало  ее
деятельности,  а дало ей развиваться и  расширяться  (на  суде
выступал свидетель АЛЕКСАНДР ГИДОНИ,  который в 65г.  донес об
организации в КГБ,  и ему там посоветовали продолжать контакты
с ее членами).

     В феврале-марте 67г.  было арестовано или задержано около
60 человек (не только в Ленинграде,  но и в Томске,  Иркутске,
Петрозаводске и др.).

     В ноябре   67г.  Ленгорсуд  судил  четырех  руководителей
организации (ст.64,70 и 72) и приговорил:

     ВЛАДИМИРА ОГУРЦОВА* (переводчик  с  японского  языка,  30
лет) - к 15 годам,

___________________________
    * ИГОРЯ ОГУРЦОВА - исправлено в "Хронике N2, стр. 48.

     МИХАИЛА САДО (востоковед, 30 лет) - к 13 годам,

     ЕВГЕНИЯ ВАГИНА  (литературовед  из  Пушкинского дома,  30
лет) - к 10 годам,

     АВЕРИЧКИНА (юрист,  28 лет) - к 8 годам лишения свободы с
содержанием в исправительно-трудовой колонии строгого режима.

                            *****

     С 14  марта  по 5 апреля 68 г.  проходил главный процесс.
Разница между людьми,  привлеченными в качестве обвиняемых и в
качестве  свидетелей,  в  основном состояла в том,  что судили
тех,  кто завербовал в организацию хоть одного  человека.  Все
обвиняемые   признали   себя  виновными  (очевидно,  в  смысле
признания  фактов  обвинения),  но  не   все   раскаялись   (в
частности, ИВОЙЛОВ, ИВАНОВ, ПЛАТОНОВ, БОРОДИН).

     Список осужденных (в конце указан срок лишения свободы, в
скобках срок, которого требовал прокурор).

     1. ВЯЧЕСЛАВ ПЛАТОНОВ, 1941 г.р., востоковед - 7 (7).

     2. НИКОЛАЙ ИВАНОВ, 1937 г.р., искусствовед, преподаватель
ЛГУ ** - 6 (7).

___________________________
      ** Ленинградский государственный университет.

     3. ЛЕОНИД БОРОДИН,  1938 г.р.,  директор школы в  Лужском
р-не Ленинградской области - 6 (6).

     4. ВЛАДИМИР ИВОЙЛОВ,  экономист (Томск),  окончил ЛГУ - 2
(2).

     5. МИХАИЛ КОНОСОВ,  1937 г.р.,  слесарь Ленгаза,  заочник
Литературного института им.Горького - 4 (5).

     6. СЕРГЕЙ  УСТИНОВИЧ,  1938 г.р.,  окончил ЛГУ - 3 года 6
месяцев (4).

     7. ЮРИЙ    БУЗИН,    1936    г.р.,    инженер,    окончил
сельхозинститут - 3 (4).

     8. ВАЛЕРИЙ   НАГОРНЫЙ,   1943   г.р.,   инженер  в  ЛИТМО
(Института точной механики и оптики) - 3 (4).

     9. АЛЕКСАНДР  МИКЛАШЕВИЧ,  1935  г.р.,  инженер,  окончил
сельхозинститут - 3 (3).

     10. ЮРИЙ  БАРАНОВ,  1938 г.р.,  инженер (окончил Институт
киноинженеров) - 3 (4).

     11. БОЧЕВАРОВ*, 1935 г.р., окончил ЛГУ - 2 года 6 месяцев
(3).

_______________________
    * См. дополнение в "Хронике" N2, стр. 48.

     12. АНАТОЛИЙ СУДАРЕВ,  1939 г.р., переводчик, окончил ЛГУ
- 2 (2).

     13. АНАТОЛИЙ  ИВЛЕВ,  1937 г.р.,  химик,  окончил ЛГУ - 2
(3).

     14. ВЛАДИМИР ВЕРЕТЕНОВ, 1936 г.р., экономист, окончил ЛГУ
- 2 (3).

     15. ОЛЬГЕРТ  ЗАБАК,  1941  г.р.,  механик ЛИТМО - 1 год 2
месяца  по  фактически  отбытому  сроку   на   предварительном
следствии (1 год).

     16. ОЛЕГ  ШУВАЛОВ,  1938 г.р.,  ЛИТМО - 1 год 2 месяца по
фактически отбытому (1 год).

     17. СТАНИСЛАВ КОНСТАНТИНОВ, работник библиотеки - 1 год 2
месяца по фактически отбытому (1 год).

     Процесс проходил  с  нарушениями  законности,   подобными
московскому процессу:

     1. превышение сроков содержания  под  стражей  для  части
обвиняемых,

     2. вход  по  пропускам   на   "открытый   процесс"   (при
полупустом зале),

     3. удаление большинства свидетелей из  зала  сразу  после
дачи ими показаний.

     Непонятно также,  почему руководителей организации судили
отдельно и почему их судили, кроме статьи 70 и 72, еще и по 64
статье ("измена Родине"). Была ли квалифицирована составленная
ими программа,  как "заговор с целью захвата власти"? Если это
так,  то это  явно  незаконно.  В  условиях  суда  над  первой
четверкой могло  произойти  любое  беззаконие,  так как о суде
стало известно только после его окончания и  он,  видимо,  был
вовсе закрытым.

     Достоверно известно,  что никто не обвинялся ни в связи с
НТС, ни в валютных операциях, ни в хранении оружия.


                             7

     В феврале 67г.  в Москве был арестован студент  Института
инженеров железнодорожного транспорта ВАЛЕНТИН ПРУССАКОВ.  При
обыске у него были изъяты в основном его стихи. Обвинение было
предъявлено по  ст.70  УК РСФСР.  В феврале 68г.  был назначен
суд,  но он не состоялся,  а в марте, пробыв 1 год 1 месяц под
стражей (в Лефортовской тюрьме),  ПРУССАКОВ был освобожден,  и
дело его было прекращено за отсутствием состава преступления.

Источник: Публикация "Мемориала".

 


Библиотека не разделяет мнения авторов