Сайт anticompromat.org не обновляется со дня смерти его создателя Владимира Прибыловского - 11.01.2016г.

     

 Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Илюмжинов К.Н.

Версии contra
Трубопровод
Кирсановщина
Полный список грехов по Танееву
Коррупция
Семейственность
Мясная утопия

Версии pro


Справочные материалы
Неофициальная биография

Б/д «Просопограф» -
описатель лиц"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 

Санал САНГАДЖИЕВ

Калмыкия нуждается в ампутации Главы

Если одним словом описать общественно-политическую ситуацию в Калмыкии, лучше всего подойдет определение «агония». И проблема не в том, что в этом регионе есть недовольные местной властью. Разве большинство москвичей пребывают в постоянном восторге от Лужкова? Или, скажем, питерцы в едином порыве только и думают о том, в какое еще место поцеловать своего любимого губернатора? Конечно, в нормальном демократическом обществе должна быть оппозиция – желательно, правда, конструктивная. Она у нас и имеется повсюду: как в отдельных субъектах РФ, так и в общегосударственном масштабе. Хотя, по большей части, без конструктивности. Повсюду есть свои «несогласные», готовые с утра до вечера маршировать в «другую» сторону. Что с ними делать – невменяемые, ты им хоть кол на голове теши…

В Калмыкии конструктивной политической оппозиции, в буквальном смысле, нет, и никогда не было. Здесь существуют семейно-родовые кланы, улусы, которые составляют фундаментальную основу калмыцкого социума. К тому же, за последние годы сформировались и окрепли финансово-промышленные группировки «элитного» плана, периодически воюющие друг с другом за место возле всемогущего «хана», иначе говоря, за расширение зоны влияния, чтобы урвать еще больше, чем это им удается в нынешнем положении.

Глава РК Кирсан Илюмжинов, отдадим ему должное, хорошо понимает, прямо-таки нутром чувствует местную этно-социальную природу вещей и весьма умело ею манипулирует, то приближая к себе одних, то удаляя на расстояние вытянутой руки других, чтобы при случае приблизить опять. Так было всегда, а потому возникавшее в прошлом недовольство действиями руководителя республики, периодически выливающееся в спонтанные протестные акции, не представляло для  Кирсана Илюмжинова никакой угрозы.

Если обстановка накалялась чуть больше положенного, глава РК поступал по-восточному мудро: менял состав республиканского правительства, давал какому-нибудь оппозиционеру высокую должность, иных попросту подкупал, кому-то отдавал в распоряжение то или иное отраслевое ведомство или предоставлял режим особого благоприятствования в бизнесе. И все волнения разом стихали, как будто их и не было.

Тут вот что важно: все экономические сферы в Калмыкии контролирует сам глава и люди, преданные лично ему безгранично. Таким образом, нет никакого риска того, что некто из захолустья  (по-калмыцки это называется «заха улус» – чужие, дальние люди), кому Илюмжинов «с барского плеча» отдал в пользование небольшой кусочек нефтяного, дорожно-строительного, торгового или иного сладкого куска, сможет действовать, как ему вздумается, и в итоге повлиять на привычный порядок.

Однако нынешняя ситуация в Калмыкии совершенно не вписывается в местные традиции, ментальность и так далее. На состоявшемся недавно в Элисте общегородском митинге протеста депутат Госдумы Олег Шеин совершенно справедливо разводил руками и выражал крайнее недоумение: «и как это Илюмжинову удалось сплотить людей, раньше даже руки не подававших друг другу?». Действительно: в колоннах протестующих, плечом к плечу, сегодня идут и коммунисты, и либералы, и «зеленые», и часть «единороссов», и «жириновцы», и «справедливцы». И даже те, кто готов был еще вчера в капусту порубить всех, кого мы выше перечислили. Честное слово, никакого воображения не хватает, чтобы  представить подобное в любом ином регионе России.  
Или такой пример. В конце апреля региональное отделение партии «Единая Россия» исключило из своих рядов пять человек. Далеко не рядовых, заметим, а видных, по местным меркам, партийцев лишили членства. Среди исключенцев – некогда верный друг, а ныне «лютый враг» главы республики, временно отлученный от должности мэр Элисты Радий Бурулов, председатель Элистинского городского собрания Сергей Тадонов, а также три депутата ЭГС, поддерживающие мэра в его противоборстве с Илюмжиновым.

Но вот что примечательно. Бывший «единоросс» Сергей Тадонов не просто депутат и председатель ЭГС, высшего законодательного органа столицы республики, он возглавлял в городском парламенте фракцию «Единой России». Согласитесь, трудно придумать иной вариант, наносящий больший вред имиджу и авторитету местной организации «правящей партии». Ибо сделано всё, чтобы в городском собрании именно «Единая Россия» понесла максимальный ущерб и перестала быть «руководящей и направляющей». Парадокс? Нонсенс? Нет, обычные нюансы, характерные для тех, для кого «все средства хороши», и даже те из них, которые явно противоречат здравой логике.

В самой республике мало кто сомневается в том, чью волю исполнял Баатр Ванькаев, руководитель регионального политсовета «Единой России», когда «продавливал» решение об исключении из партийных рядов «пятерки неверных». И результат, как говорится, не заставил себя ждать: теперь всех исключенных «единороссов» с распростертыми объятиями готова принять в свои ряды «оппозиция», которая сегодня душу дьяволу готова продать, лишь бы убрать с поста опостылевшего всем Кирсана.

Как рассказал на пресс-конференции, состоявшейся 16 мая в Москве, заместитель мэра Элисты по социальной работе Дмитрий Довгополов (тоже, кстати, недавно исключенный из «ЕР»), сегодня в республике разрабатываются формы подписных листов за отставку Илюмжинова. К этой работе, в частности, привлечены депутаты Народного Хурала, (Парламента) республики Калмыкия от фракции КПРФ – Геннадий Батырев и Николай Нуров. В сборе подписей также, по словам Довгополова, активно участвуют московская и санкт-петербургская калмыцкие диаспоры.

Калмыцкие диаспоры – это особая тема. За пределами Калмыкии проживает едва ли не больше калмыков, чем в самой Калмыкии. Например, в  Москве выходцев, точнее, беженцев из РК, сегодня более 50 тысяч. Что составляет почти 20% населения степного края, где, заметим, проживают не только калмыки. Если к протестным действиям подключится и Санкт-Петербург, в чем нет никаких сомнений, то число противников Илюмжинова значительно превысит те 70000, подписи которых в 2003-2004 годах за отставку Кирсана Илюмжинова собрал «Чрезвычайный съезд народов Калмыкии». Фактически, никакого «съезда» тогда и не было, так себя называли объединившиеся по формальному признаку отдельные общественные группы леворадикального и националистического толка. Зато сегодня, что можно поставить «в заслугу» главе РК, объединение протестующих, и по масштабам и по своей сути, приобрело внепартийный и внеэтнический, то есть, без преувеличения, общенародный  характер.

С одной стороны, немаловажной причиной этого является «усталость» от Илюмжинова местного социума, который на протяжении последних 15 лет видит в республиканских телепрограммах одно и то же лицо, читает в подконтрольных власти газетах об одном и том же. В каком-то смысле, просто надоел всем этот «хан», хочется людям чего-то нового, свежего и не такого брехливого.

Впрочем, можно привести примеры регионов, где политические долгожители бессменно правят с начала 90-х годов прошлого века, и ничего. В смысле, ничего подобного по части протестов в этих регионах не происходит. Стало быть, в калмыцком случае общая и вполне естественная «усталость от лидера» не играет решающей роли. Здесь, скорее, другое: до дна, до последней капли Кирсан Илюмжинов исчерпал  кредит доверия, который однажды выдали ему жители республики. Они слишком долго ждали, долго терпели, стойко переносили все невзгоды и тяготы жизни, но всякому терпению и всякой стойкости есть предел. Вот он и настал.

Как отметил на упомянутой пресс-конференции политолог Михаил Тульский, эксперт по социально-экономическому развитию регионов России, на фоне общего экономического роста в России и повсеместного улучшения демографических показателей ситуация в Калмыкии выглядит совершенно удручающе. В первом квартале нынешнего года показатели промышленного производства в Калмыкии – в 1,5 раза меньше, чем за соответствующий период года прошлого. Иначе говоря, спад производства составил 32, 2 %. Это по-своему уникальный и одновременно самый худший показатель в России.

Особенно тяжелая, как было отмечено экспертами, ситуация по добыче полезных ископаемых. В Калмыкии за первый  квартал 2008 года добыча нефти в 2 раза ниже, чем в первом  квартале 2007 года. К слову, в 90-м году в Калмыкии добывалось 455.000 тонн нефти, а в 2007 добыто всего лишь 171.000 тонн. Если это не регресс, то что такое «регресс» вообще? Плюс надвигающаяся демографическая катастрофа: в целом по стране рождаемость возросла на 10%, в Калмыкии она упала на столько же. Логично: рожать здесь некому, молодые и здоровые бегут из Калмыкии, чтобы найти на чужбине хоть какую-нибудь работу, хоть малейшую возможность прокормить себя и будущих детей.

Примечательный  факт: сегодня в России самая большая миграционная убыль населения – в Магадане, что, в общем, объяснимо, поскольку край суровый. Следом за Магаданом идет Калмыкия: здесь миграционная убыль на 10.000 человек больше, чем на Чукотке. И это тоже понятно: в ряду субъектов РФ Калмыкия уверенно вышла на предпоследнее  место по доходам на душу населения. Еще немного подождать, и звания лидера в этом печальном соревновании республика под руководством Кирсана Илюмжинова непременно добьется…

Нет, относиться к главе РК можно по-разному. Кто-то, допустим, из числа его прихлебателей, молится, глядя на портрет «хана», где он изображен в национальном костюме, верхом на белом скакуне. Но нельзя не заметить очевидного: социально-экономическая ситуация  в Калмыкии крайне тяжелая, и главная беда в том, что нет ни малейших признаков стабилизации. Наоборот – положение дел ухудшается с каждым днем. Вот потому и было сказано в самом  начале: все, что мы наблюдаем сейчас – признаки типичной агонии. «Верхняя часть» тела республики поражена гнилостной гангреной. И в этом случае единственным средством, гарантирующим жизнь, является ампутация омертвевшего члена.      


Санал Сангаджиев, Республика Калмыкия

Примечание публикатора: Глава Республики - это название должности Кирсана Илюмжинова. Сдедовательно, слово ампутация употреблено автором аллегорически: в чисто политическом смысле, а не медицинском или физическом.

Источник: Из Почты "Антикомпромата" (рассылка калмыцкой оппозиции).

 


Библиотека не разделяет мнения авторов