Сайт anticompromat.org не обновляется со дня смерти его создателя Владимира Прибыловского - 11.01.2016г.

     

 Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Илюмжинов К.Н.

Версии contra
Трубопровод
Кирсановщина
Полный список грехов по Танееву
Коррупция
Семейственность
Мясная утопия

Версии pro


Справочные материалы
Неофициальная биография

Б/д «Просопограф» -
описатель лиц"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 

Санал САНГАДЖИЕВ

Калмыкия: Пора валить на нары?

Ни для кого не секрет, что существует так называемый «черный список», где в порядке строгой очередности проставлены фамилии губернаторов, чья срочная замена на более продуктивных (лояльных, успешных и пр.), уже не просто актуальна. Она, замена, теперь стала первостепенной необходимостью, а вовсе не выдумкой досужих журналистов.

Даже дети младшего школьного возраста нынче понимают, что сотрудники правоохранительных органов не вдруг и не по собственной воле «пришли» за губернатором Приморья Сергеем Дарькиным. Возбуждено уголовное дело, проведены следственные мероприятия – обыски, выемки документов и пр. – в доме и служебном кабинете главы края. И пока он лечился от «предынфарктного состояния» в ЦКБ Москвы, а после «восстанавливал пошатнувшееся здоровье» в санатории «Барвиха», оперативники вплотную познакомились с деятельностью коммерческой фирмы «Ролиз» и акционерного банка «Приморье», где крупными пакетами акций владеет жена губернатора. 

На днях Сергей Дарькин вернулся  в регион и приступил к исполнению обязанностей. Но опытные наблюдатели в связи с этим уверяют, что крепко подмоченную репутацию имиджевыми примочками и банальными пиаровскими штучками Дарькину восстановить не удастся, ибо его «губернаторские денечки», что называется, сочтены.

По всей видимости, недалек тот час, когда мы с интересом узнаем о том, какими акциями и в каком объеме владеют ближайшие родственники бывшего Саратовского губернатора Дмитрия Аяцкова, недавно вызванного в прокуратуру на допрос, причем  в качестве подозреваемого. В тот же день прокурорские сотрудники начали выемку документов в бухгалтерии и первом отделе областного правительства, где хранятся документы с грифом «Для служебного пользования».

Знающие люди поговаривают и о крайне шатком положении главы Брянской области Николая Денина. Генпрокуратура завела сразу несколько уголовных дел, связанных с мошенничеством при покупке акций птицефабрики «Снежка», которую Николай Денин возглавлял задолго до прихода на губернаторский пост. И вряд ли стоит удивляться тому, что мошенничества с акциями происходили как тогда, когда предприятие возглавлял Денин, так и в тот период, когда он уже был главой области, но «принимал деятельное участие в судьбе родной фабрики», о чем оповестила российскую общественность газета «КоммерсантЪ».

Глава Калмыкии Кирсан Илюмжинов, по мнению политологов, вполне мог бы и, по всем статьям, должен был опередить на пути к торжеству правосудия и Дарькина, и Аяцкова. Хотя, что абсолютно удивительно, и по сей день ни одного уголовного дела в отношении главы многострадальной степной республики не возбуждено. Что вовсе не означает отсутствия, как говорится, состава многочисленных преступлений, о чем без устали твердят как местная оппозиционная, так и нейтральная федеральная пресса, повествуя в подробностях о всевозможных аферах и махинациях, творимых «ханом Кирсаном» средь бела дня и без всякой опаски.

Последнее обстоятельство вызывает целый ряд преимущественно печальных мыслей и, что называется, «смутных сомнений». В связи с этим многие задают один и тот же недоуменный вопрос: «это ведь совершенно очевидно, что тюрьма по Илюмжинову  давно все слезы выплакала, тогда почему в Кремле не видят очевидного»? 

И действительно: в Калмыкии за годы правления «величайшего из калмыков всех времен», как величают Илюмжинова его приближенные, разрушено всё, что только могло быть разрушено: экономика на нуле, сельское хозяйство в глубочайшем кризисе, уровень жизни населения самый низкий в Российской Федерации. И, что особо печалит, не видно перспектив перемен к лучшему. 

Все это не выдумка, а лишь голые факты, о них знают все, кому хоть раз довелось побывать в илюмжиновской Калмыкии. Так чем же тогда объяснить удивительную «живучесть» и «непотопляемость» Кирсана Илюмжинова? Просто он ловко манипулирует страхами и опасениями Кремля заполучить на Северном Кавказе еще одну «горячую точку» в случае отставки «всемогущего хана». Эта тема постоянно присутствует в информационном пространстве, и не надо уметь читать между строк, чтобы понять, кто распространяет эти слухи, с чьей подачи и на чьи деньги они бродят по бескрайним просторам российской прессы.

Тут же напрашивается и главный вопрос. Понятно,  что Илюмжинов открыто шантажирует Кремль, пугая руководство страны взрывом нестабильности в случае своего ухода с поста главы РК. Но чего же боится Кремль, почему поддается на дешевый шантаж? Неужели повальное прозябание жителей Калмыкии, в большинстве своем доведенных до крайней степени нищенского состояния, – и есть цена вопроса мифической стабильности в регионе?

По правде говоря, смешно и как-то жутковато одновременно. Ибо безнаказанность неизбежно порождает «беспредел», что наиболее точно характеризует нынешние действия калмыцких властей по отношению к жителям республики. По оценкам экспертов, Кирсан Илюмжинов является одним из богатейших людей страны, а его семейному клану принадлежат крупнейшие предприятия: супермаркеты в столице Калмыкии Элисте («Гранд», «КИТ», «Белый лотос»), компания «Интерлайн», владеющая сетью магазинов по продаже бытовой и оргтехники, фабрика по производству картона, гостиница представительского класса «Белый лотос» и т.д.

Сюда же можно прибавить и то, что Национальный клиринговый банк, обслуживающий все бюджетные организации республики, фактически является клановым «карманом» и контролируется Илюмжиновым через родного брата Санала. Это о том, что касается клана Илюмжинова и его ближайшего окружения. Зато жители Калмыкии живут беднее всех в России. Иначе и не могло быть: интересы Илюмжинова и его родни никоим образом не пересекаются с интересами большинства населения РК.

В этом плане примечательна борьба не на жизнь, а на смерть, которую Кирсан Илюмжинов ведет с отстраненным от должности мэром степной столицы Радием Буруловым, еще в недавнем прошлом ближайшим сподвижником «хана» и «опорой  трона». Как же такое случилось? Какая кошка проскочила между Илюмжиновым и Буруловым, чье неожиданное отстранение от должности в начале нынешнего года стало для всех без исключения «громом среди ясного неба»?

Все просто: Бурулов вовсе не собирался ссориться с президентом, но он, как мэр столицы,  не мог не выполнить федеральный закон, предписывающий разграничение полномочий между муниципальным образованием и субъектом РФ. Естественно, он – градоначальник, город – как на ладони, как он мог позволить ненасытной «ханской своре» рвать и пожирать городской бюджет? Вот тут и нашла коса на камень: Илюмжинов потребовал от мэра отдать республике часть городских земель, необходимых клану для развития семейного бизнеса, а мэр столицы, как говорится, заартачился, встал на дыбы, а, с точки зрения закона, оказался прямо-таки законопослушным гражданином и не принял участия в сговоре, чего так добивался от него Илюмжинов.

Официальные версии калмыцкого Белого дома о том, что Бурулов якобы не справлялся с обязанностями, «не дотягивал до нужных кондиций и требований времени» – предназначены для москвичей с ушами причудливой формы. Бурулов – вдумайтесь! – восемь лет руководил Элистой, он, может, звезд с муниципального небосвода и не хватал, но это и естественно: а кто б ему дал?

Известно только, что в кадровом резерве РК крепче хозяйственника, пожалуй, и нет. О том не раз и не два в прошлые годы говорил и сам Илюмжинов. А теперь старается убедить обомлевшую от удивления общественность в обратном. Тут бы и спросить главу РК, когда он больше врал – когда награждал мэра столицы за достигнутые успехи, или теперь, когда уверяет, что все беды калмыцкой столицы проистекают от одного лишь градоначальника?

Что касается уголовного дела, которое с подачи Илюмжинова инкриминируется Радию Бурулову, так оно на самом деле выеденного яйца не стоит, хотя мы вовсе не намерены навязывать следствию свое мнение. В отличие, например, от волгоградского внештатного сотрудника «Независимой газеты» Андрея Серенко, который, скорее всего, шутки ради представляется в региональной прессе экспертом «Фонда развития информационной политики (ФРИП)».

Мы, в отличие от самозваного эксперта, неукоснительно придерживаемся правил, предусмотренных действующим законом о СМИ, да и нормами профессиональной этики:  только суд может назвать подследственного преступником. Серенко же, видимо, с подачи своего работодателя Буянчи Галзанова, пресс-секретаря главы РК, задолго до суда определился как с оценками «преступлений», так и с «мерой наказания» Бурулова. 

Вот интересно, методы пропаганды, используемые в административной вотчине «хана Кирсана», вам ничего не напоминают? Чисто геббельсовские приемы – лжи должно быть настолько много, чтобы под ее толстыми слоями укрылась бы вся грязная и замызганная правда. И потому, как недавно заявил в интервью интернет-газете  «Кавказский узел»  (www.kavkaz-uzel.ru) литературный гастарбайтер из Волгограда Серенко, он сильно осерчал на следствие, которое «буксует из-за многочисленных и нелепых проволочек».

Но что особенно огорчает г-на Серенко, процесс проходит в «закрытом режиме», а защита и обвинение «проявляют дружное единодушие, отказываясь от каких бы то ни было комментариев по судебному делу». И сюда же добавляет откровение, достойное серьезного внимания: «Мне в этом плане повезло, – говорит, нисколько не таясь, Андрей Серенко. – Меня информирует весомый источник». 

Это какой же, скажите, пожалуйста, «серьезный источник» может быть у заштатного журналиста, неоднократно изгонявшегося из различных изданий за непрофессионализм и вранье? Ведь правоохранительные органы по закону не имеют права распространять  полученную в ходе следствия информацию!

Так о чем же нам в порыве безудержного самолюбования поведал г-н Серенко? Намекнул на близость к высокопоставленным первоисточникам в следственных органах Калмыкии, готовых ради Илюмжинова нарушить закон? О том, что в республике, где правит бал пока еще непотопляемый «хан Кирсан», творится  полнейший беспредел, и буйным цветом цветет коррупция во властных структурах? Спасибо, конечно. Но это мы и без подсказки г-на Серенко, нанятого Б. Галзановым, хорошо знали...

Санал Сангаджиев

Источник: Из Почты "Антикомпромата" (рассылка калмыцкой оппозиции).

 


Библиотека не разделяет мнения авторов