Сайт anticompromat.org не обновляется со дня смерти его создателя Владимира Прибыловского - 11.01.2016г.

     

 Антикомпромат 

Sic et Non Sic (Абеляр)

На главную страницу ] 

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского 

На главную

Союз правых сил

Версии contra
Похоронный съезд
"Политическое мародерство"
Чистка партии
Из СПС исключают
за связь с НБП


Версии pro
Писатели за СПС

Справочные материалы
История СПС

Съезд 26 мая 2001
Съезд 14 декабря 2001
Съезд 28 мая 2005
Все съезды СПС
Сайт СПС

Чубайс
Гайдар
Белых
Гозман
Надеждин
Еремеев

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

 


Владлен МАКСИМОВ

Членам московской организации СПС

Уважаемые друзья!

ФПС состоялся; на нем, как вы, вероятно, уже знаете, было приняты следующие решения:
- Численность МГО фиксируется на уровне 907 человек. Что это за люди, не до конца пока понятно, но грубо – это пришедшие 1003 плюс обзвоненные 100 или около того человек, минус те, на кого не было всех документов, либо они были не в порядке.
- Полномочия всех руководящих органов МГО, окружных и первичных организаций приостанавливаются.
- Готовится собрание (именно собрание, а не конференция) МГО.
- Занимается подготовкой этого собрания оргкомитет во главе с Гозманом.
Члены: Брусникин, Некрутенко, Пермяков, сотрудник аппарата Кузьменко. В ходе ФПС к ним добавили еще Новицкого.
- Оргкомитет может еще «уточнять» списочный состав МГО.

Сначала о присутствующих. Присутствовали Белых, Гозман, Некрутенко, Немцов, Баков, Минц, Колесов, Нечаев, Мяки, Пермяков, Шубин, Таскаев, Брусникин, Корзун, Манжикова, Морозов и Ясин. Последние двое ушли до начала вопроса об МГО.

Решения ФПС выглядели абсолютно предопределенными; никакого реального обсуждения вопросов не было; ни на какие аргументы никто (за единичными исключениями) не реагировал. Собственно, иначе и не получалось: никаких разумных, очевидных неангажированным людям аргументов в пользу принятого решения привести нельзя.
В организацию поступили письма? Но почему не пригласили председателя, исполнительного директора и не попросили прокомментировать эти письма по существу, а, наоборот, копили в тайне? Про то, что часть писем было прямо инспирировано федеральными операторами – мы сейчас даже не говорим.
В письмах сказано, что мы накачали какие-то мертвые души? Но почему тогда во всех четырех организациях, председатели которых подписали письмо (не вдаюсь в вопрос, кто из них поддерживается окружной организацией, а кто нет), явка оказалась ниже среднестатистической? Значит, эти люди лгали? Но почему тогда продолжается погром московской организации?
Нас те же самые федеральные органы просили, если не сказать умоляли, принять тысячу человек. Мы не хотели этого, но приняли, с большим трудом уговаривая друзей, родственников и т.д. вступить в СПС. Нам говорили, что ключевой критерий при приеме – готовность подтвердить членство по телефону. На перерегистрацию пришло 40% списочного состава, а если отнять эту тысячу – то две трети. Почему нам теперь говорят, что мы «не контролируем численность» (именно так, такой вот образец партийного новояза)?
Почему обзвонили только около ста человек, а не всех оставшихся?
Эти и другие вопросы мы с Иваном Юрьевичем задавали собравшимся «вождям».
Выступавших было много, но по существу нам не ответили ничего. Около половины выступлений «в поддержку» носило характер полуистерики, либо какого-то набора бессмысленных пассажей. Так г-н Шубин заявил, что ему нечего стыдиться места работы (адм. президента). Еще в 2000 году Шубин то ли отдал документы, то ли просто горячо порекомендовал своих «высокопоставленных друзей» для вступления в МГО, а их до сих пор не приняли. Шубин никаких региональных организаций не возглавлял, начал сразу с ФПСа (как и многие его коллеги), поэтому не знал, что РО начали создаваться летом 2001 года. В любом случае, этот животрепещущий вопрос ему следовало бы задать г-ну Воробьеву, а никак не нам. Два других члена политсовета упрекали нас с вами в том, что мы «вынесли сор из избы», прекрасно зная, как появлялись доносы. Корзун, которая, как и все люди с холуйской сутью, всегда с начальством, но «немного радикальнее» его, говорила о том, что И.Ю. хороший, но вокруг него собрались злые. «Вы накачали людей и теперь они не придут за вас голосовать (на собрание – В.М.)» - глубокомысленно произнес еще один член ФПС. Диссонансом со всей этой вакханалией были выступления нескольких человек.
Во-первых, Немцова, который выступал в нашу поддержку несколько раз. Он напомнил, что мы, пусть и с «Яблоком», выиграли выборы. «Почему бы не разобраться с теми организациями, которые выборы проиграли? Например, с питерской» - сказал он, в частности. Говорил каждый раз очень хорошо и аргументированно. Андрей Нечаев и Наталья Манжикова явно были не в восторге от того, что происходит и каждый раз предлагали смягчить проекты. По ключевым вопросам Немцов голосовал против (своим голосом и голосом О.Наумова), а Нечаев и Манжикова воздерживались.
Отдельно стоит отметить Антона Бакова. Голосовал он как все, но выступал примирительно-иронически. Может, я ошибаюсь, но мне кажется, что ему было не очень уютно: видеть себя «штыком» в чужой интриге он не хотел.
Отдельно стоит отметить, что на этот раз модератором всего происходящего был Никита Белых. Именно он оглашал предложения президиума, именно он пытался оппонировать Немцову и т.д., освободив от всех этих неприятных функций записного докладчика по «московскому» вопросу – Л.Я.Гозмана.
Что касается Гозмана, стоит отметить вот что. Многие выступавшие упирали на то, что решение – чисто техническое, никакой политической подоплеки здесь нет; просто у нас с вами проблемы с людьми. Гозман же, взяв слово последним, поставил их в глупое положение (с подобными людьми, впрочем, так бывает, им не привыкать), заявив нечто прямо противоположное. Он сказал, что самое важное, чтобы «сменился дух московской организации». Убежден, друзья – это серьезная оценка всего того, что мы с вами делали за минувшие полтора года.
Вот, коротко, суть того, что произошло. Вариант, за который проголосовал ФПС, являясь беспредельным и по сути, и по реализации – не оставляет для нас никаких возможностей компромисса. Символичен факт, что председателем оргкомитета назначен Гозман, основной даже не оппонент, а враг московской организации «Союза правых сил».
То, что председатель ФПС Никита Белых открыто выступил на стороне Гозмана и К, никак не вытекало из его – публичных и частных – заявлений, которые он делал в перерывах между мартовским и апрельским политсоветами. Последний раз мы встречались с ним 16 апреля и не было даже намека на ту линию, которую он избрал. Появление Белых на «Марше несогласных» обернулось в конечном итоге против его участников-членов СПС: на ФПС он заявил, что его присутствие там еще раз доказывает, что МГО разгоняют не по политическим мотивам.
Убежден, что мы не должны сдаваться. Справедливость, чувство элементарной логики на нашей стороне. Вчера, сделав соответствующее заявление и предупредив руководство МГО, СПС покинул Олег Козловский. Я с уважением и пониманием отношусь к выбору Олега: являясь координатором весьма заметной непарламентской оппозиционной структуры, он и раньше находился в двусмысленной ситуации. СПС покидает не только порядочный, честный человек, но и ньюсмейкер: узнаваемость Олега Козловского в медиапространстве превышает узнаваемость, например, Некрутенко и Шубина, вместе взятых. Не сомневаюсь, что мы будем и дальше сотрудничать с Олегом – как активно сотрудничаем с исключенным из партии по вздорному обвинению Сергеем Жаворонковым.
Я не планирую вступать ни в какую переписку – публичную или тем более частную - с людьми, писавшими доносы, и не хочу разбираться, какие письма они писали по просьбе начальства, а какие – «по зову сердца». В любом случае, они сознательно шли на уничтожение нашей организации. Отмечу лишь то, что этим людям, ничего, кроме интриг, не интересно. Они не приходят на наши акции, не приходят на встречи с известными людьми, которые регулярно проводят наши коллеги. Им ничего этого не нужно.
Решения, принятые ФПСом 29 марта и 27 апреля, кроме их очевидной нелогичности и предвзятости – ущербны юридически. В ближайшее время состоится политсовет МГО, который примет решение относительно наших конкретных действий. Также, я полагаю, нам с вами необходимо собраться в максимально широком составе и сделать это как можно скорее. Вместе будем принимать решение по дальнейшим действиям.
Наша позиция – абсолютно честная, прозрачная и нравственная. Московская организация будет защищаться всеми доступными ей законными способами.

С уважением,
Владлен Максимов

 


Библиотека не разделяет мнения авторов